Глава Центра Хруничева: ни один контракт на запуск "Протона-М" не расторгнут

О перспективах ракет "Протон-М" на международном рынке и следующих запусках этих носителей, начале серийного производства "Ангары", работах над многоразовой тематикой и об отправке в космос модуля "Наука" в интервью рассказал генеральный директор Космического центра им. Хруничева Андрей Калиновский 7 Июнь 2017, 11:41
Российские тяжелые ракеты-носители «Протон-М» прикованы к земле уже почти год из-за проблем, обнаруженных при производстве двигателей второй и третьей ступеней. И первый после долгого вынужденного перерыва запуск такой ракеты со спутником Echostar-21 состоится 8 июня.
 
В то же время производство нового носителя «Ангара» до сих пор не налажено, а основной конкурент «Протон-М» - американская ракета Falcon 9 - продемонстрировал возможность повторного использования и все больше отвоевывает у России рынок пусковых услуг.
 
О перспективах ракет «Протон-М» на международном рынке и следующих запусках этих носителей, начале серийного производства «Ангары», работах над многоразовой тематикой и об отправке в космос модуля «Наука» в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Космического центра им. Хруничева Андрей КАЛИНОВСКИЙ.
 
-​ Сколько запусков «Протона», помимо ближайшего старта 8 июня, планируется провести до конца этого года?
 
- У нас в планах на этот год дополнительно стоит еще четыре пуска ракеты «Протон-М». Это два коммерческих пуска с аппаратами Amazonas 5 и AsiaSat 9, а также два федеральных пуска.
 
- Какие ближайшие запуски будут выполнены по Федеральной космической программе?
 
- В следующем году будем пускать Многофункциональный лабораторный модуль и космическую обсерваторию «Спектр-РГ».
 
- Что сейчас с Многофункциональным лабораторным модулем «Наука»?
 
- После ситуации, когда в 2013 году в топливной системе модуля была обнаружена стружка, нам приходится практически полностью перебирать модуль. Посторонние частицы в топливную систему были занесены в 1990-х годах, когда дублер первого модуля Международной космической станции начали переделывать в летный модуль. Казалось бы, незначительное нарушение технологического процесса, а мы до сих пор это расхлебываем. В момент, когда был выявлен этот дефект, все говорили о ремонтно-восстановительных работах и рассчитывали завершить их очень быстро. К сожалению, масштабы проблемы оказались большими, чем мы предполагали, и сейчас принято решение обновить часть систем. В топливной системе все чистится, все еще раз тотально проверяется. Если у нас возникают сомнения, лучше мы все старое выбросим и изготовим новые детали.
 
В конце года мы планируем завершить все необходимые работы и передать МЛМ для отправки на БАЙКОНУР и подготовки к пуску.
 
- Вариант отказаться от запуска модуля рассматривается?
 
- Нет, мы его сделаем.
 
- Модуль лежит с 1990-х годов. Не прошли ли гарантийные сроки?
 
- Сроки не прошли. Конструкторы и разработчики различных систем подтвердили в ходе испытаний возможность эксплуатации этого модуля. Он сможет эксплуатироваться до 2027 года.
 
- Сколько коммерческих пусков ракеты «Протон-М» сегодня находится в портфеле заказов Центра Хруничева?
 
- Сейчас у нас восемь действующих контрактов на 15 пусков до 2023 года.
 
-​ Учитывая длительные переносы пусков ракет «Протон», будет ли Центр Хруничева выплачивать неустойку заказчикам за срыв сроков?
 
- Мы работаем над этим вопросом, но решение будет индивидуальное для каждого конкретного случая.
 
- Из-за ситуации с временным прекращением пусков «Протонов» какие-то заказчики от вас ушли, «пересели» на другие ракеты?
 
- Нет, у нас ни один контракт на сегодняшний день не расторгнут. От нас никто не ушел.
 
- Какие меры вы принимаете по повышению качества производимой продукции? Особенно с учетом того, что к 71 двигателю для «Протона» были претензии.
 
- С точки зрения повышения надежности в Центре Хруничева уже несколько лет реализуется долгосрочная программа по повышению качества. На первом этапе основной акцент в ней сделан на аппаратные средства контроля, то есть автоматическая фиксация всех параметров производственного процесса. Таким образом, минимизируется возможность ошибок и нарушений - так называемого человеческого фактора в ходе производства.
 
Я могу привести пример. Для многих «немецкое» качество является эталоном, и все считают, что оно в основном обеспечивается за счет традиционной педантичности, аккуратности немецкого рабочего. Но на конвейере Porsche, где собираются двигатели, у рабочих моментные ключи с встроенной системой Bluetooth и все данные по усилиям затяжки с ключей автоматически поступают на центральный компьютер службы качества. Ментальность ментальностью, а со стороны службы качества есть тотальный контроль всех действий рабочего. Мы идем по тому же пути. Никто не отрицает, что рабочий должен быть квалифицированным специалистом, но человеческой натуре свойственно иногда ошибаться. Техника сейчас развивается настолько стремительно, что позволяет нам уловить практически любые ошибки, допущенные человеком на всех этапах технологического процесса сборки ракеты-носителя.
 
- Какова сейчас ситуация с кадрами на предприятии?
 
- Когда я пришел сюда три года назад, средний возраст сотрудников просто зашкаливал, просто страшно называть эти цифры. Сейчас у нас идет устойчивая тенденция к снижению среднего возраста, коллектив омолаживается. Нам удалось кардинально переломить ситуацию с текучестью специалистов возрастом до 35 лет.
 
- За счет чего удалось изменить ситуацию?
 
- За счет нескольких мер. Во-первых, на предприятии сейчас активно внедряются самые прогрессивные технологии. Молодежь проще адаптируется к современным требованиям. Они с удовольствием осваивают новое оборудование. И, как следствие, растет рыночная стоимость таких специалистов.
 
На предприятии утверждена программа системных преобразований. И мы повсеместно вовлекаем молодых специалистов в рабочие группы, которые вырабатывают пути решения поставленных задач. Фактически с их непосредственным участием формируется будущий облик предприятия. Многие из них добились стремительного карьерного роста.
 
Ну и, безусловно, немаловажное значение имеет уровень заработной платы. Как бы тяжело ни было, но за последние годы нам удалось ее значительно поднять: на 19,3% по итогам 2015 года, на 11,4% по итогам 2016 года.
 
- Раньше проводилось более 10 пусков ракет «Протон» в год, в прошлом году -​ три. В 2016 году впервые с 1999 года Россия осуществила меньше пусков, чем США, и впервые в истории меньше, чем Китай. Почему это произошло?
 
- За последние несколько лет рынок стал более конкурентным. Ракетные технологии стали доступны частным компаниям, которые разрушили сложившуюся монополию пусковых услуг. На это необходимо также наложить колебания спроса на рынке космических аппаратов. Так, в прошлом году сегмент аппаратов массой от 3 до 5 тонн, где мы присутствуем с ракетой «Протон», просел на 25%. Обычно за год заключалось 23–24 контракта на производство космических аппаратов, но в 2016 году было заключено всего 15 контрактов. Это говорит о том, что через 2–3 года во всем мире состоится на 25% меньше пусков. Не только у нас, но и у наших конкурентов.
 
Учитывая общие тенденции, мы вынуждены также перестраиваться. Пересматривать политику продаж, создавать новые модификации ракет, вопросы качества поставить основным приоритетом компании.
 
Пуски любой ценой ради того, чтобы где-то занять первое место, ну точно сегодня не являются задачей, стоящей перед компанией.
 
-​ Компания SpaceX Илона Маска «отъела» определенную долю пусков у «Протона». С чем это связано -​ это наше низкое качество продукции или его хорошие маркетинговые решения?
 
- Случайно или у него действительно настолько сильные маркетологи, но они четко уловили тенденцию развития рынка космических аппаратов, которые становятся все легче. Наш «Протон» как был, так и остался предназначен для выведения на орбиту тяжелой полезной нагрузки. SpaceX же вывел на рынок ракету, которая по энергетическим характеристикам была слабее, но при этом дешевле «Протона». Помимо этого, надо учитывать, что космодром у них находится значительно южнее БАЙКОНУРА. Территориальное расположение космодрома уже дает колоссальное преимущество по массе выводимой нагрузки.
 
Но мы продолжаем активно бороться за рынок и в ближайшей перспективе планируем предложить заказчикам новую модификацию «Протона», который будет являться прямым конкурентом Falcon 9 как по цене, так и по техническим характеристикам.
 
- Как вы считаете, перспективно ли направление ракет с многоразовой первой ступенью?
 
- Это сложный вопрос. Все в эйфории от того, что делает Илон Маск. Но, если ознакомиться с материалами, которые хранятся в ЦНИИмаш и Центре Хруничева, становится ясно, что на самом деле идея возвращаемых ступеней не нова, она активно прорабатывалась в СССР в 1970-х годах: спуск на парашюте или с помощью вертолетов, посадка ступени по самолетному принципу, реактивная посадка и т. д. Но тогда дальнейшее развитие проектов остановило отсутствие экономической целесообразности. Любая возвращаемая ступень «съедает» часть выводимой полезной нагрузки.
 
Также можно вспомнить грандиозные планы США по программе Space Shuttle, когда американцы собирались проводить до 50 пусков в год, но все вылилось в системные проблемы с качеством корабля, огромные затраты на межполетное обслуживание и, как следствие, всего несколько пусков в год.
 
Сейчас подавляющее количество контрактов заключаются в среднем за два года до пуска. SpaceX за счет многоразовости планирует кардинально изменить сроки исполнения контракта. Идея понятна. Но ее можно реализовать и в существующем варианте одноразовых ракет. В каждом из вариантов есть свои плюсы и минусы.
 
Мое мнение, что на данный момент не видно прорывных технологий в области многоразовости, которые бы дали этому проекту неоспоримые экономические преимущества.
 
Несмотря на неоднозначность мнений по данной тематике, двигаться в данном направлении, безусловно, надо. И Центр Хруничева также продолжает разрабатывать варианты реализации данной задачи. В структуре КБ «Салют» есть группа, которая проводит научно-исследовательские работы по многоразовой тематике.
 
- Те работы, которые указаны в стратегии РОСКОСМОСА как разработка ракеты-носителя легкого класса с многоразовой первой ступенью, и работы, которые ведет ваше КБ «Салют», - это один и тот же проект?
 
- Это взаимосвязанные работы.
 
- Известно, что принято решение о прекращении эксплуатации ракет «Протон» с 2025 года. На данный момент это решение окончательное или, например, если казахстанская сторона захочет его дальше использовать, то что-то изменится?
 
- В наших планах это решение остается в силе. Конечно, если вдруг на рынке произойдет резкий скачок в потребности пусковых услуг, то, естественно, от заказов никто не будет отказываться. Но пока мы планируем, что спрос на «Протон» будет стагнировать, а заказы на «Ангару» будут расти.
 
-​ Ракета «Ангара» создавалась почти 20 лет, не опоздала ли Россия в свое время с созданием этой ракеты?
 
- Надо отдать должное, что в те непростые годы государство вообще нашло финансирование для этого проекта и он не был закрыт. Кроме того, мы опять говорим про ракету. Ракета сама по себе не существует. Она нуждается в стартовом, техническом, производственном комплексе. Работы по ракете были закончены тогда же, когда и был готов стартовый комплекс. Тем самым у государства в ПЛЕСЕЦКЕ для решения оборонных задач появился независимый выход в космос с ракетой тяжелого класса. Я не считаю, что мы куда-то опоздали. Основная задача с точки зрения независимой государственной политики выполнена, мы можем сегодня чувствовать себя более уверенно, мы стали меньше зависеть от внешних факторов.
 
- Когда в Омске будет полностью налажено производство «Ангары»?
 
- Передача объемов производства в Омск разделена на несколько этапов. На пуске первой тяжелой «Ангары» Омск изготавливал топливные баки, а уже сами универсальные ракетные модули (УРМ) собирались в Москве. Сейчас у нас идет второй этап, когда мы должны перейти к полной сборке УРМ в Омске. В данный момент нам нужно подтвердить готовность производства, квалификацию персонала, отработку технологических процессов, для этого необходимо провести дополнительные стендовые испытания. Этот этап будет закончен в ближайшее время.
 
- В Омске будет сконцентрировано производство всех элементов «Ангары»?
 
- В Омске производство рассчитано только на изготовление первой и второй ступени, унифицированных между собой (т. е. УРМ). Москва традиционно специализировалась на производстве элементов ракет диаметром до 4,1 метра, тут для этого есть станки, стенды и вся необходимая инфраструктура. Поэтому третья ступень «Ангары» производится в столице. С точки зрения эффективности транспортной логистики Омский завод расположен наиболее оптимально - практически на одинаковом расстоянии от космодромов в ПЛЕСЕЦКЕ и ВОСТОЧНОГО.
 
- Центр Хруничева ранее заявлял о сокращении площадей, занимаемых его предприятиями в Москве и Омске. Насколько предприятие «похудеет»?
 
- Площади в Москве сократятся примерно на 80%, в Омске - на 50%.
 
- Что будет с освобожденными территориями?
 
- Будет выработана схема, которая поможет предприятию снизить кредитную нагрузку.
 
- Ранее глава РОСКОСМОСА Игорь КОМАРОВ заявил прессе, что Минобороны сократило заказ на ракеты-носители «Ангара». Насколько он снизился?
 
- Госпрограмма вооружений на 2018–2025 годы в окончательном виде еще не утверждена. В настоящий момент говорить о конкретных цифрах преждевременно. Нужно дождаться основополагающих документов - Госпрограмму вооружений и корректировку Федеральной космической программы, - и в зависимости от этого можно будет говорить о количестве ракет, которые мы будем производить.
 
- Но в рамках действующей Госпрограммы вооружений до 2020 года заказы же определены?
 
- До 2020 года у нас есть действующий контракт с Министерством обороны. В рамках этого контракта мы проводим летные испытания «Ангары».
 
- Коммерческие заказы на пуски «Ангары» уже имеются?
 
- Легкая «Ангара» востребована на рынке, ей интересуются. Южная Корея зарезервировала один пуск этой ракеты на 2020 год. Ведутся переговоры по подписанию контрактов с другими странами, мы находимся в высокой степени ожидания их заключения.
 
- Не прорабатывается ли с Южной Кореей вопрос возобновления сотрудничества по тематике KSLV, ракеты, первая ступень которой является полным аналогом универсального ракетного модуля «Ангары»?
 
- На сегодняшний день возобновление проекта KSLV в том виде, в котором он был, мы не прорабатываем.
 
- По «Ангаре-А5В» работы уже начались?
 
- Пока нет. Сейчас все усилия направлены на реализацию пуска с Восточного «Ангары-А5» - в 2021 году, а затем перейдем к фазе водородной ступени.
 
- Могли бы вы сравнить стоимость ракет «Протон-М» и «Ангара-А5»? Насколько новая ракета дороже? И какие меры будут приниматься по снижению стоимости производства?
 
- Разработана программа по снижению стоимости производства ракеты «Ангара». Это конструкторские, технологические и организационные решения. Концентрация производства в Омске, когда все объединено в одном корпусе, позволит сократить лишние площади, это тоже один из факторов снижения стоимости. Реализация программы позволит сделать «Ангару» конкурентоспособной.
 
- Т. е. сейчас она неконкурентоспособна?
 
- Мы пока находимся на этапе опытно-конструкторских работ, когда сделан только первый летный образец. Всегда первые опытные образцы любой техники крайне дорогие.
 
- Легкая «Ангара» должна прийти в том числе на замену ракетам «Рокот». Сколько пусков этих ракет будет произведено в этом году? В какие сроки будут выполнены обязательства перед Европейским космическим агентством, запуски спутников «Гонец»?
 
- Первый запуск с европейским спутником Sentinel-5p должен состояться в сентябре этого года. Ракета отгружена из Омска, в Москве пройдет ее окончательная сборка и стендовые испытания. Изготовление второй ракеты будет завершено в конце года с запуском Sentinel-3B в первом квартале 2018 года. Федеральные пуски будут проводиться по мере необходимости. Ракеты для них готовы.
 
- Что вы считаете самой трудной задачей, с которой вам пришлось столкнуться в Центре Хруничева?
 
- Внешнему наблюдателю сегодня на фоне комплекса проблем ГКНПЦ им. Хруничева - тяжелого финансового положения, вопросов качества, наверное, не видно, как с приходом новой команды в Роскосмос начался процесс реформирования предприятия. Фактически сейчас создаются основы современного высокоэффективного производства ракетно-космической отрасли. За последние три года проведена огромная работа. Практически с нуля полностью завершили оцифровку бумажной конструкторской документации на «Ангару». У нас сделаны огромные успехи в росте эффективности производства. Имеются примеры, когда нам удалось увеличить производительность труда на порядок, причем в производстве деталей для ракеты «Протон», где технология была отлажена в течение 50 лет. Безусловно, такие системные преобразования невозможны без вовлечения сотрудников, для нас сегодня это самая основная задача - убедить людей стать сторонниками и проводниками происходящих изменений. И в этом, в главном, взаимопонимание у нас есть.
 
- Вы не пожалели, что из авиации пришли в ракетно-космическую отрасль?
 
- В авиации тоже все было не просто. И когда в Новосибирске в 2007 году необходимо было в кратчайшие сроки увеличить производство Су-34 более чем в 20 раз. И с проектом «Сухой Суперджет». Хотя там изначально стартовые позиции были посильнее, поскольку самолет создавался вместе с итальянцами уже по современным технологиям. Но в организации производства требовались серьезные изменения: срывались сроки поставки, при этом, как вы помните, были серьезные проблемы с качеством.
 
А сейчас в Комсомольске-на-Амуре выпускают по самолету в неделю. «Суперджеты» продают в Мексику, Ирландию. И нигде не было быстрых побед. Потребовалось несколько лет тяжелого кропотливого труда, пока пошли стабильные результаты.
 
- То есть вы - кризис-менеджер, который спасает производство?
 
- Если бы не поддержка идей реформирования на всех уровнях, мы бы не справились. Не существует таких талантливых кризис-менеджеров, которые могли бы в одиночку исправить ситуацию, это огромный труд большого количества людей. Время одиночек прошло.